Фильм «Секретарша»: травмы совпали, или история о садизме и мазохизме

Во время обучения семейному консультированию и консультированию супружеских пар, довелось мне посмотреть фильм «Секретарша». Фильм довольно специфический, в нем много напряжения, странные герои, да и сюжет, в общем-то, тоже довольно странный. Говорят, что этот фильм был прототипом к созданию фильма «50 оттенков серого». Но именно эти странности и напряжение и цепляет, и именно об этом и хочется написать.

Осторожно: Статья вышла длинной, дабы раскрыть тему :)

Итак, что мы видим: В начале фильма мы знакомимся с героиней: её зовут Ли, она только что выписалась из психиатрической больницы, и как бы между делом поправляет синий чулок. Довольно удачная метафора: напряженная, живущая в нестабильной атмосфере родительской семьи с пьющим и агрессивным отцом, не имеющая близких друзей, отношений и работы девушка. 

Каждый раз, оказываясь в ситуации, когда она испытывает досаду, злость и гнев (а чаще всего эти ситуации связаны с отцом, где она испытывает на себе его пренебрежительное отношение в пьяном состоянии, или видит, как они ругаются или даже дерутся с мамой), она уединяется и совершает самоповреждающие действия (наносит раны на ногах или прижигает себя горячим чайником). Начала она это делать в седьмом классе. Седьмой класс – подростковый возраст, когда перед нами стоит важная задача – сепарации (отделения) от родителей. И каждый раз, когда она злится или переживает из-за отца, она не выражает этот гнев вовне, а направляет его внутрь на себя.

Что же с матерью? Мать живет с отцом, периодически выпивающим и поднимающим на неё руку. Нашу главную героиню мать сопровождает везде, привозит и увозит с работы и даже сопровождает её на рабочие обеды. Такое поведение очень выгодно матери – так она меньше проводит времени дома, при этом не разводясь с отцом и не решая свои проблемы, просто убегая от них на какое-то время. 

Главная героиня же, хоть и не испытывает особо положительных чувств к своему отцу, тем не менее не решила задачу сепарации от родителей, и все еще находится в психологической зависимости. Даже после своего увольнения главная героиня каждый день садится с матерью в машину и едет на работу, делая вид, что работает там, и по-прежнему ходит на обеденные ланчи с мамой. Психологическая зависимость от отца не так явно представлена в фильме, и даже по началу кажется, что с ним у неё нет ничего общего и их ничего не связывает. Однако каждый раз, когда она беседует с отцом, она наталкивается на разочарование, испытывая боль, гнев, злость.

Её же начальник, загадочный мистер Грей очень проницательно обнаруживает склонность главной героини вымещать злость на своем теле, и однажды в их разговоре замечает «Вы режете себя оттого, что Ваша боль должна выйти наружу, и Вы должны видеть проявления Вашей реальной боли, а когда Вы видите, как затягиваются раны, Вам становится легче». При этом мистер Грей дает ей запрет это делать, который она принимает, и эта ситуация снова о том, что Ли ищет значимую фигуру, на кого можно опереться и кто о ней позаботится. Но её импульсы теперь перенаправляются на мистер Грея. Та энергия, которая освободилась от того, что Ли больше не режет себя, ищет свой выход. Когда Ли испытывает боль и горечь, она уже не может себе причинять вред, но все равно ждет причинения боли и наказания извне – но уже символически от мистера Грея. У мистера Грея при этом есть свои очень своеобразные способы обращаться с ошибками и недочетами в поведении своих помощниц, а в случае с миссис Ли эти особенности находят очень удачное дополнение…

Для неё боль и страдания – синоним любви. Именно в такой форме она привыкла получать её от своего отца, и в такой форме получала эту любовь и её мать. Для него любовь тоже оказалась недоступной в её привычном смысле. Но он взял на себя роль агрессора, нападающего и критикующего. Травмы совпали…

Очень красноречиво её письмо из дневника: «Я привыкла страдать, хотя и не знаю за что. С этим человеком страдания мне не страшны. Моя жизнь как никогда полна чувств. Я нашла человека, с которыми могу поделиться этими чувствами…которого я люблю – по-своему, иначе нельзя».

Надо отметить, что мазохистам страдания причиняют такую же боль, как и остальным. Но мазохист выбирает изощренный способ победы над своими страданиями – если можно взять над ними контроль, интенсифицировать их, то в таком случае особое удовольствие можно испытать, когда эта боль отсутствует.

Ли давно привыкла существовать в такого рода отношениях, и сама любовь – «по-своему, иначе нельзя». Модель отношений со значимым Другим – с отцом – она перенесла в свою любовную и сексуально-эротическую реальность. Причем эта модель препятствует тому, чтобы она могла взять ответственность за себя, и она ищет ту фигуру, которая могла бы ей сказать, что делать. 

Ей довольно сложно почувствовать свои желания, выразить свои чувства, и сильная тревога и неуверенность в себе толкают её на поиски того, кто сильнее, в ком можно раствориться. И мы видим это в фильме: ей легко жилось в больнице, пока был режим, а мистер Грей указывает ей, что и в каком количестве есть, как обустраивать свое рабочее место, что делать и что не делать, и это не вызывает у неё протестных чувств, наоборот, она благодарна, «ведь я стараюсь сделать так, чтобы у вас была лучшая секретарша в офисе». Сама должность секретарши также изначально предполагает подчинение.

Кульминацией фильма становится момент трехдневного «ожидания» главной героини своего возлюбленного, не отрывая рук от стола, и в этом моменте заключена сама сущность мазохизма – ожидание. Ожидание удовольствия через испытания, боль, страдания. Эта ситуация выглядит довольно гротескно, но действительно отображает суть того, от чего она научилась получать удовольствие. 

Не менее важны те слова, которые зачитывает ей отец, пришедший к ней во время её трехдневного пребывания за столом: «Твои душа и тело принадлежат тебе. И ты должна сама ими распоряжаться». На что Ли в слезах отвечает «Спасибо, папа». К сожалению, мазохисту трудно самому распоряжаться своей душой и телом, скорее проще отдаться чужой воле, управлению.

Что касается мистера Грея, то его история не так ярко показана в фильме. Однако, похоже, что он взял на себя роль агрессора в похожих неблагополучных семейных условиях, и это выражается в его мелких требования и придирках к секретаршам, при этом в одном эпизоде мы видим его жену – властную и гневливую, от которой он неожиданно, как маленький мальчик, спрятался в шкафу. У меня возникло предположение, что похожая модель отношений была у него с его матерью, однако в фильме это никак не показано. Возможно, он вырос в ситуации холодных эмоциональных отношений с мамой, которая была требовательна и гневлива. Сама его профессия связана с агрессией и защитой – он адвокат. При этом он активно сублимирует свою энергию в физические упражнения, которые порой выглядят довольно изматывающе. Его садизм – проявления тех же страданий, о которых писала Ли, которые она понимает, и поэтому они в этом смысле действительно похожи. Но Мистер Грей выбрал активную, разрушительную позицию.

Примечательная деталь в фильме – его цветы. У него был своеобразный способ ухода за ними: он вводил шприц в цветок, то ли желая улучшить цвет, то ли ухаживая таким образом за садом… Для такого рода людей свойственно тщательно изучать механизмы жизни, и брать их под контроль. Тяга к познанию, управлению, полному доминированию позволяет избежать ощущения собственной слабости и одиночества. И в этом смысле садист не может жить без объекта своих садистических наклонностей. В сексуальных фантазиях Ли сама оказывается внутри этого цветка, маленькая и беззащитная. Эта символичная сцена довольно точно отражает совпадение выбранных ими защит от своей боли, ощущения неполноценности в своих родительских семьях – мазохизма и садизма…

О чем, собственно, и был фильм. О мучительном страдании от одиночества, о поиске того, с кем можно слиться как с более сильным и могущественным, и того, с кем можно чувствовать свою власть и контроль – как способах этого одиночества избежать.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: