Куда можно прийти, выйдя из себя

В сердцах кому-нибудь грубя,
ужасно вероятно
однажды выйти из себя
и не войти обратно
Игорь Губерман

Как часто вы стараетесь себя сдерживать? А как часто вам хотелось бы, чтобы другие тоже держали себя в руках? И, наконец, всегда ли это удается вам и окружающим? Полагаю, «срывы» случаются. Не обязательно при всех, не обязательно в тот же миг, но все же приходится давать волю эмоциям (или они сами прорываются, уже не спрашивая никакого разрешения).

В такие моменты каждый реагирует по-своему: кто-то себя винит и срочно пытается приструнить эмоции, кто-то жалеет себя и разрешает «дать слабину», кто-то пускается во все тяжкие, теряя последние крохи самоконтроля.

Так или иначе, в большинстве случаев подобные срывы воспринимаются как нечто негативное. Даже если человек разрешает себе подобный эмоциональный выплеск, это выглядит как своеобразная индульгенция – «право на грех», и чаще всего где-то обязательно будет прятаться чувство вины (ее мы можем распознать по возникающему желанию оправдывать себя и свои действия, даже если этого никто не просит). А еще есть чудесный вариант «я не сам из себя вышел, меня вывели!» (сразу представляются этакие головорезы: ворвались, скрутили, связали и потащили).

Итак, давайте разберемся, почему же мы время от времени выходим из себя?

С детства нас обучают социально одобряемому поведению. А, к примеру, такие эмоции как злость, социально одобряемыми не являются. Часто под запрет попадают слезы и обида («мальчики не плачут», «на обиженных воду возят»), страх («чего боишься, это не страшно») и даже грусть («а ну улыбнись, чего такой угрюмый ходишь, никто с тобой таким дружить не будет»).

Вот и растет человек, запрещая себе чувствовать то, что чувствует, или не умея эти чувства выражать. А тем временем сами чувства и эмоции никуда не деваются. Образуются части Я, которые отвечают за  нашу злость, страх, грусть, и задача этих частей так или иначе выразить эмоцию, ведь за эмоцией стоит потребность (в безопасности, в любви, в границах и т.д.). Не имея легального права на выражение, эмоции могут отражаться психосоматически. Но бывает, что организм и сознательная часть «Я» настолько истощены и ослаблены, что все запреты срываются и вот тогда мы имеем стандартный «выход из себя».

Ранее незамечаемые и неосознаваемые части «Я» выходят на передний план, и нам становится страшно от себя. Порой мы даже не подозреваем, что за демон прячется внутри.

Но демон ли? Выйдя из себя, мы сталкиваемся с другим собой, пугающим, но настоящим, искренним, пытающимся нам донести нечто очень важное о нас.

Если мы позволим себе исследовать мир наших «плохих» частей, если не испугаемся на них взглянуть, то сможем узнать о себе много нового. И это вовсе не то новое, которое лучше б и не знать. Как правило, отвергаемые части «Я» несут в себе колоссальную силу, а сила – это невероятно ценный жизненный ресурс.

Признавая все свои части, мы получаем возможность думать и действовать по-новому, решать те проблемы, которые прежде казались непосильными. Мы становимся как будто живее. И, главное, обретаем цельность и полноту своей личности. А не к этому ли все так стремятся?

Если попытаться кратко ответить на вопрос «Куда же мы приходим, выйдя из себя?», то ответ прост: «К себе».

Вот только путь этот не прост. Но его стоит пройти.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: