Logos (Речевой интеллект).

Logos — одно из основных понятий древнегреческой философии; одновременно «слово» («предложение», «высказывание», «речь») и «смысл» («понятие», «суждение», «основание»).В философии понятие логоса употреблялось в весьма широком смысле. И как всеобщая закономерность, и как духовное первоначало, мировой разум, абсолютная божественная идея. А если вспомнить Евангелие от Иоанна (Новый Завет), то и вообще с ума можно сойти: "Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог." Интерпретируют эту фразу таким образом, что Слово — это второе звено в Святой Троице, т.е. Бог-сын. А почему не Бог-отец? Ведь он стоит на первом месте: "Вначале было Слово". ("Ниччего не понимаю!" — "Анналогично, шеф!")Я обозначаю этим словом языко-речевой интеллект, Социальный Дух, в отличие от Природного Духа (Animus). Logos — речевой интеллект. Коротко и ясно. С неречевым интеллектом никак не спутаешь.

Как я уже говорил в предыдущей статье, коммуникативный слой в связи и в практике (макроуровень социопсихики) развёртывается в психосферу общения. Общение есть основа словесно-речевого (вербального) интеллекта. Это не значит, что общение есть только словесно-речевое общение. Оно содержит в себе и несловесные формы: телодвижения, позы, жесты, мимику. Общение от деятельности неотделимо. Общение — это та же деятельность, ориентировочно-исследовательская деятельность (отражение), оценочная деятельность (отношение) и трудовая деятельность (связь). Словесно-речевая форма общения стала интенсивно развиваться в условиях совместной трудовой деятельности.

       «В процессе общественно разделённого труда у людей и появилась необходимость тесного общения, обозначения той трудовой ситуации, в которой они участвуют, что и привело к возникновению языка. На первых порах этот язык был тесно связан с жестами и нечленораздельный звук мог означать и «осторожнее», и «напрягись» и т.п. – значение этого звука зависело от практической ситуации, от действия, жеста и тона.
        Рождение языка привело к тому, что постепенно возникла целая система кодов, которые обозначали предметы и действия; позже эта система кодов стала выделять признаки предметов и действий и их отношения и, наконец, образовались сложные синтаксические коды целых предложений, которые могли формулировать сложные формы высказывания.
        Эта система кодов и получила решающее значение для дальнейшего развития сознательной деятельности человека. Язык, который сначала был глубоко связан с практикой, вплетён в практику и имел «симпрактический характер», постепенно стал отделяться от практики и сам стал заключать в себе систему кодов, достаточных для передачи любой информации, хотя, как мы увидим ниже, эта система кодов ещё долго сохраняла теснейшую связь с конкретной человеческой деятельностью.
        В результате общественной истории язык стал решающим орудием человеческого познания, благодаря которому человек смог выйти за пределы чувственного опыта, выделить признаки, сформулировать известные обобщения или категории. Можно сказать, что если бы у человека не было труда и языка, у него не было бы и отвлеченного «категориального» мышления». (А.Р.Лурия, Язык и сознание, 1979, стр. 24-25).

Чем более организованной (разделение труда, анализ) и совместной (объединение усилий, синтез) была практическая деятельность человека, тем более членораздельной (анализ) и связной, целостной (синтез) была человеческая речь. Простейшие практические операции, например, отнесение (удаление) предмета от одной точки пространства и его принесение (приближение, сближение) в другую точку пространства; разделение предмета на части (анализ) и складывание чего-нибудь в одно (синтез); в общем, все операции отнимания (-) и сложения (+), деления (:) и умножения (х); – отражались на речевой практике. Естественно, анализ и синтез – взаимосвязанные и переплетающиеся операции, так как невозможно распилить (анализ) дерево, не объединяя (синтез) в пространстве и времени дерево и пилу, чурку и топор.

Известно, что в задних долях головного мозга происходит сенсорный анализ всей поступающей информации, а в передних осуществляется выработка (синтез) моторных программ. Так в задней левой (височной) части мозга исследователи выделяют зону Вернике — центр анализа поступающей словесной информации. В передней же части левой половины мозга находится центр синтеза речи — зона Брока. С помощью зоны Вернике осуществляется приём словесного сообщения, а с помощью зоны Брока — передача сообщения. То есть, задняя (височная) доля левого полушария работает на анализ, а передняя доля — на синтез. Анализ и синтез имеются в виду и как разные, но дополняющие друг друга способы обработки сообщений в общении, и как познавательные операции. Всё это позволяет связать сенсорику левого полушария с языком, а моторику — с речью. Понятно, что язык и речь, хотя и противоположны, но всё же едины.

Если художественно сравнить языковую среду с воздушной средой, то речь будет ветром (волнением воздушной среды, звуковыми колебаниями, голосом). Если языковую среду сравнить с водной средой, то речь будет течением реки (течь, речь).

Единицей языка обычно считают слово. Единицей речи — высказывание. Хотя слово можно разделить: звучащее слово — на звуки, написанное — на буквы. К тому же в качестве слова может быть употреблён какой-нибудь символ, признак, знак, цифра. Так что язык, как всем известно, это знаковая система. Высказывание составляется (синтезируется) из слов, знаков, цифр, и имеет вид предложения, числа, формулы, вычисления. Предложения сплетаются в текст.

Многие исследователи, говоря о языке, забывают о речи, а говоря о речи, забывают о языке. Поэтому и возникают такие понятийные конструкции, как "импрессивная речь" и "экспрессивная речь" у А.Р.Лурии.

«Выше уже говорилось, что экспрессивная речь заключается в кодировании мысли в развернутое высказывание и включает в свой состав ряд исполнительных звеньев». «Как известно, первым условием декодирования воспринимаемой речи является чёткое выделение из речевого потока фонем. Выше говорилось, что решающую роль в этом процессе играют вторичные отделы височной (слуховой) коры левого полушария. (Там же, стр. 299-300).

Итак, говорящий речь собеседник кодирует свою мысль, а слушающий собеседник декодирует его сообщение, переводя его на свой язык. В результате происходящего во время общения обмена ролями они оба что-то узнают друг от друга. Тут мы переходим к познанию, как синтезу языка и речи. Познание (когниция) служит основой всех высших психических функций (Л.С.Выготский). Познание снимает (содержит в себе) все предыдущие состояния и процессы второго уровня каждой предыдущей психосферы: жизнь, опыт, переживание, практику. Logos и есть сфера высших (вербальных) когнитивных функций.

Интересна этимология слова "когниция". В латинском словаре cogito (con-agitare) — мыслить, обдумывать, держаться какого-либо мнения, замышлять, намереваться, планировать. Cogo — сгонять, загонять; созывать, собирать; связывать, сочетать, делать вывод (философ.). Agito — приводить в движение, гнать, погонять, понуждать, обсуждать (в переносном значение). Agitator — погонщик животных. Agna — агница, овца. Agnitio — узнавание, познание. Cognitus — известный, знакомый. Cognomino — прозывать, давать имя.Всё это наводит на мысль о пастыре, созывающем своих овец в отару. Если овец немного, то опытный пастух запомнит отличительные признаки каждой своей овцы и даст ей какое-либо имя, которым и будет звать её к остальным овцам. Также и пастух, пасущий стадо коров, будет знать каждую корову по имени. Узнавать корову или овцу среди остальных можно только по определённым признакам. Отличительный признак есть знак того, что эту или вот эту корову зовут таким-то и таким-то именем. Чаще всего имена и давались по этим отличительным признакам (пёструю в расцветке корову называли Пеструхой). Ну а если в роли пастуха выступал какой-нибудь вождь племени или военачальник, то он тоже вынужден был запоминать своих соплеменников или воинов в лицо и по имени. По преданиям Юлий Цезарь и Александр Македонский знали в лицо и по имени всех своих солдат — до 30000 человек. Такими же способностями обладал и персидский царь Кир.

Познание сохраняется в семантической памяти в виде некоторой суммы знаний, также как опыт сохраняется в образной памяти. Знания и понятия — две противоположные и тесно связанные между собой стороны познания. Знающий человек что-то знает о чём-то (об объекте) или о ком-то (о субъекте). Человек с понятием знает, что делать с этим знанием. Знание — это семантическая событийная память, информация общего характера, сумма сведений той или иной степени упорядочённости о событиях и их участниках, о местах и временах, где они происходили, и т.д. Понятие — семантическая процедурная память, в которой хранятся программы действий с содержанием семантической событийной памяти.

Понятия — экстракты знаний, их обобщения. Мы можем знать (помнить про) какую-то конкретную собаку или даже много конкретных собак, но когда говорим о множестве собак, мы имеем в виду (в представлении) собаку вообще, её основные признаки, отличающие её от кошки или другого зверя и отождествляющие с другими зверями в понятие "животное". Говоря о стульях, о стуле вообще, собеседники тем не менее вспоминают и представляют образы своих стульев, стоящих у них дома. Поэтому понятия более иерархичны, чем знания. Причём эти понятийные иерархии более подвижны (динамичны), чем те, которые находятся в знаниях.

Понятия вырастают из знаний, и, влияя на познание, обогащают багаж знаний. Поэтому триада Познание — Знание — Понятие представляет собой цикл, развёртывающийся в целую спираль познания. Узнавание чего-то нового (необычного, нетипичного, мало на что похожего или хотя бы чуть-чуть отличающегося от обычного) связано с осознанием. Одна из форм осознания — опознание собеседниками значений и смыслов произносимых слов. Другая форма — опознание лиц по названным именам и припоминание имён по увиденным лицам.

Третья форма осознания — осознание затруднений, возникших в процессе общения, или в какой-либо другой деятельности. Эта форма связана с формулировкой вопросов (проблем, задач) и поиском ответов (решений). С помощью осознания из знаний "выгребается" всё то, что человек знает по затронутой в раговоре ситуации или теме. Всё вынутое и поднятое из подвалов семантической памяти (подсознания) становится содержанием сознания. Это то, что при решении задач маркируется словом "дано". Процесс вращения того, что дано в задаче, его перемалывания и поиска вариантов синтеза ответов, есть мышление. Это то, что требуется найти, "искомое".

Результатом мышления является то, что человек умудряется найти, схватить, понять, охватить своей мыслью, своим мышлением. Мудрость в себе двойственна. С одной стороны она есть то, что говорящий умудряется объяснить и разъяснить. С другой стороны, она есть то, что слушающий умудряется понять — понимание. Причём, эти две стороны мудрости находятся между собой как в противоречивых отношениях, так и сопряжены друг с другом. Слушающий может понять объясняющего, но может понять его слишком по-своему, т.е. не совсем понять или совсем не понять. Отсюда — всякие недопонимания, перепонимания, недомолвки, приписывание говорящему того, чего он вовсе не говорил, или хотя бы не имел в виду. Для того, чтобы понять друг друга, тоже необходима определённая мудрость, как со стороны говорящего, так и со стороны слушающего. Но этой мудрости явно не достаёт у тех, кто слишком много говорит и не умеет слушать, и у тех, кто слишком много слушает и не умеет говорить. Длинные монологи вовсе не приводят к взаимопониманию. На лекциях, если лектор не артист учёного театра, слушатели склонны впадать в транс разной степени тяжести лёгкости.

Гармония между объяснением и пониманием возникает тогда, когда объясняющий (транслирующий своё понимание) собеседник умудряется в процессе объяснения понять то, о чём он говорит, гораздо глубже, чем он понимал до объяснения. А если слушающий намотал сказанное на ус, т.е. глубже понял объясняющего, а также смог это понимание адекватно выразить, то это вообще апофеоз общения, успех диалога.

Понимание (осмысление) выделяется из мудрости в качестве рассудка. В немецком языке понимание – verstehen, а рассудок – verstand. В то же время, разъяснение (просвещение) выделяется из мудрости в качестве разума, т.е. светлого и ясного ума, раз(ъясняющего)ума.

Кстати, нелишне заметить, что латинское слово oratio (речь) служит основой латинского ratio (разум, способность ясно мыслить и ясно говорить). Ум — это сенсомоторный, образно-ручной интеллект, вполне обходящийся без слов, но привязанный к ситуации, в которой его обладатель находится. Разум — это вербальный (речевой) интеллект, который даёт возможность его обладателю с помощью слов и понятий абстрагировать существенное от несущественного, т.е. отвлекаться от непосредственного единства признаков (свойств) познаваемого предмета, и конструировать из существенных признаков идею этого предмета, выраженную в определённой теории. Иначе говоря, разум есть способность с помощью рассудка отвлечённо (абстрактно) и в то же время конструктивно (конкретно) мыслить.

Рассудок в основном стремится всё разложить по полочкам (классифицировать) то, что лежит в семантической событийной памяти (знание). Рассудок работает по принципу "или-или". Если рассудок (формально-логическое мышление и понимание) конфликтует с разумом, и вообще его не замечает, то это приводит к чёрно-белому мышлению (либо чёрное, либо белое, третьего быть не должно). Разум стремится объединить всё разрозненное в систему (систематизировать).

Разум — сфера диалектического (континуального) мышления, и он действует по принципу "и-и", "и то, и другое, и третье, и ещё многое другое". Разум сочиняет, конструирует, изобретает, строит новые теории. Если в мышлении разум чрезмерно доминирует, то он без критического анализа со стороны рассудка может такого насочинять, что потом всех затрахает замучает своими ценными идеями, типа вечного двигателя, или мгновенного быстрого переустройства общества.

Об отношениях между рассудком и разумом здесь можно было бы многое написать, но я и так слишком перегрузил ваше не очень благосклонное  внимание. Если кого-то эта тема интересует, я могу написать статью по триаде "Мудрость — Рассудок — Разум".

А теперь, если хотите, помедитируйте на следующей мандале, представляющую собой тетраду тетрад, круг кругов, или спираль развития логического интеллекта.

 

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: