Побег из Пиццерии Фредди. Преодоление страха перед компьютерной игрой как инициация. Часть 2.

Статья опубликована с согласия клиента. Личные данные изменены.

«Ничто не в силах исключить из нашего опыта и воздействий бессознательное».

 «Поэтому мы с нашей душой стоим, очевидно, посредине между мощными воздействиями изнутри и снаружи и каким-то образом должны воздавать дань и тому, и другому. Мы можем делать это лишь в меру наших индивидуальных способностей. Поэтому нам следует думать о самих себе — не о том, что мы обязаны, а о том, что мы можем и что должны».

 «Пациент должен научиться различать, что есть Эго и что есть не-Эго, т. е. коллективное психическое. Тем самым он получает материал, с которым ему с этого момента еще долго предстоит разбираться. Его энергия, которая раньше была заключена в негодных, патологических формах, нашла теперь свою подобающую сферу. При диф­ференциации Эго от не-Эго существенным является укоренённость человека в своей Эго-функции, т. е. в исполнении своего долга по отношению к жизни, в том, что он во всех аспектах есть жизнеспособный член человеческого общества. Все то, чем он в этом отношении пренебрегает, приходится на долю бессознательного и усиливает позицию последнего, так что он подвергается опасности быть поглощенным бессознательным».

К.Г.Юнг, «Очерки по психологии бессознательного»

В первой части статьи речь шла о  травматизации  из-за компьютерной игры «5 ночей с Фредди». Клиент – 8-летний мальчик Стас. Были предоставлены вниманию песочные композиции на  начало и конец терапии. См. часть 1.

К изумрудному острову и славной королевской битве нас привела долгая сказка «Про мальчика с открытым сердцем» на протяжении 15-ти сессий. Мы сочиняли её поочерёдно, пользуясь песочными часами (укрепляя связь с реальным временем). Кружили на заколдованных поворотах сюжета, возвращались к болевым точкам ни один раз. Замечательно то, какие необычные решения придумывал мальчик. Работа проводилась в двух песочницах, использовались методы сказкотерапии и психосинтеза (знакомство с субличностями, раскрытие их потенциала), рисунки, проективные методики, терапевтические приёмы: убеждение, отражение чувств, прояснение, информирование, вопросы, парадоксальная интенция, обратная связь и другие.

Вашему вниманию: наиболее драматичные эпизоды песочного путешествия в соответствии с ходом терапии.


1. Возвращение из фантазий в реальность. Уже взрослый Герой, засыпая, каждый раз оказывается в мире своих детских ужасов. Там, на одиноком острове, страдает его детское «я». Взрослое Эго помогает своему маленькому Эго спастись, используя висячий мост.


2. Собака не испытывает страх перед аниматрониками и с азартом их разгоняет. Почему? Да, она никакого понятия о том, кто такие аниматроники не имеет, и бояться их у нее не получается. Это была моя идея на одной из сессий. В следующий раз Стас уже сам помещает её в песочницу, собака Аврора, (не случайно она в человеческой одежде, носит имя реальной домашней питомицы) блестяще справляется с ролью Трикстера (Шута). Опустим детали её хулиганских выходок по отношению к кровожадным роботам. Известно, что архетип Трикстера появляется в самые отчаянные моменты. С позиций нейрофизилогии:  в стрессе необходима слаженная работа двух полушарий мозга, соединение их активности рождает новое видение. Именно это и произошло, уровень напряженности резко снизился, из песочного мира исчезла жуть и малодушие, беспомощные, почти сдавшиеся Герои (Эго, Супер-Эго) получили бесценного помощника (Ид).


 4. Торшер, костры, свечи демонстрируют лучше всяких слов, насколько силён детский страх.

 
5. Недвусмысленная (хоть и бессознательная) демонстрация «отравления сознания» агрессивными механическими образами «героев нашего времени».


6. Совместно с символической фигурой Отца, Герой в качестве летчика проживает аварийную ситуацию в небе и благополучно сажает самолет. Наглядная метафора овладения сознанием. При этом на уровне эмоций снова нарастает волнение.


7. Никто из пассажиров при аварии не пострадал. Только не пристёгнутый (непослушный) пассажир нуждается в лечении. Это отсылка к зависимым отношениям с матерью, потребность быть хорошим, правильным, но и, по-своему, рациональным, острожным. Неслучайно появление в кадре Попугая, имитатора человеческого характера. Так, посредством интроекций, подражания феминные качества уживаются с маскульными внутри детской личности, формируя ее будущий конструктивный характер.


8. На следующей сессии тандем Отца и Сына ожидала награда. На этот раз найден клад с сокровищами! Анимус (мужская часть психики) укрепляется в своем благополучии.


9. Репетиция будущего. Создание собственной семьи. Постаревшая собака Аврора живет вместе с Героем (подчеркнута ценность предыдущих событий в песке). Желтая дверь отделяет мир матери, при этом для нее создаётся максимальный комфорт. Психика подготавливается к благополучному преодолению материнского комплекса, избегая при этом внешнего конфликта с матерью, принимая ответственность не только за собственную жизнь, но и за жизнь другого. Двери символизируют границы, обеспечивая герметичность, сакральность двух разных сфер психики. Появление дверей подчеркивает, что бессознательные компоненты активно структурируются, обеспечивая успешную индивидуацию (самореализацию) в реальном мире.


10. И снова возвращение к старым страхам на новом уровне, в повзрослевшем состоянии. Психика нуждается в том, чтобы физиологический стресс снижался, поэтому дети часто прокручивают одни и те же страшные сюжеты, тем самым снижая градус страстей, изживая страх.


11. Это образы насущных жизненных задач: конфликтность, склонность к полноте и другие. Задание было завуалировано: «Посели на планетах разных жителей». Мы не стали «распаковывать» эти смыслы, т.к. внимание Стаса на тот момент было прочно приковано к «этим», к аниматроникам.:) Без разрешения внутреннего конфликта невозможно эффективно преодолеть внешние проблемы социума.

На примере этих эпизодов видно, насколько значимым является своевременность в разрешении внутреннего конфликта. Без таких побед трудно найти силы для решения социальных задач. Силы ребёнок черпает из отношений, которые складываются с родителями, прежде всего с матерью. Карл Густав Юнг в своем очерке «Отношения между Я и бессознательным», «Анима и Анимус», 2 часть, глава II, писал:       

 «Поскольку мать — первая носительница этого образа души [ребёнка], то отделение от неё — деликатный и важный вопрос огромного воспитательного значения. Поэтому уже у первобытных людей мы находим множество ритуалов и обычаев, организующих подобное отделе­ние. Простого взросления и внешнего отделения недостаточно, нужны ещё совершенно особое посвящение в мужчины и церемонии второго рождения, чтобы эффективно выстроить отделение от матери (а тем самым осуществить выход из детства).

Точно так же как отец действует в качестве защиты от опасностей внешнего мира и тем самым становится для сына образчиком персоны, так и мать для него — защита от опасностей, угрожающих ему из его собственного душевного мрака. Поэтому при посвящении в мужчины лицо, проходящее инициацию, получает наставления относительно «поту­сторонних» явлений, благодаря чему оказывается в состоянии отказаться от материнской защиты».

 

Список использованной литературы:

  • Радин Пол «Трикстер», Санкт-Петербург, 1999, «Наука»
  • Нойман Э. Великая Мать – www.castalia.ru
  • Словарь символов и знаков — Авт.-сост. В.В.Адамчик.-М.: Харвест, 2006
  • Тернер Б. «Руководство по сэндплей терапии». – М.: Дипак, 2015
  • Пратибха Иствуд. «Девять окон в целостность. Исследование чисел в Сэндплей-терапии» — Москва, 2018
  • Карл Густов Юнг «Очерки по психологии бессознательного», http://carljung.ru/Library/AnimusAnima.htm; или https://psy.wikireading.ru/25018

 

 

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: