Пиковая дама и Волк. (Про высокомерие и унижение)

***

Волчонок снова услышал их шаги и привычным движением вжался в угол клетки. У него уже не было сил отбиваться, не было сил бояться. Лишь животный инстинкт заставлял его почти механически отползать подальше в угол.

Они приходили несколько раз в день. Тридцать человек с острыми пиками. Они истязали его тело и кричали, улюлюкали, хохотали. В прошлый раз кто-то из них помочился на его израненные бока, и внутри него как будто что-то сломалось окончательно.

Сначала он рычал, скалил зубы, бросался на пики, показывая свою силу и бесстрашие, пытаясь укусить, пытаясь победить. В перерывах между нападками он зализывал раны и старался восстановить силы, чтобы снова отбиваться и, может быть, победить. Но он был маленьким, а они большими. Он был один, а их было много.

Тело его слабло, ран становилось все больше. Он уже не мог рычать. Он лишь скулил. Словно просил «Оставьте меня, не трогайте меня». Иногда он все же вскакивал и издавал грозный, как ему казалось, рык. Но он и сам чувствовал, что этот рык не грозный, а жалкий. Он вжимался в угол и надеялся… он и сам не знал, на что он больше надеялся – на то, что они уйдут, или что он, наконец, умрет.

И вот они снова пришли. Снова лязг их копий, их насмешки и издевки. Снова где-то вдалеке был слышен механический смех королевы пик…

***

«Джжжжжжж. Джжжжжжжжж. 6:30. Пора на работу». Будильник безжалостно делал свое дело.

Утро пятницы. Люда проснулась в холодном поту. Снова этот жуткий сон про волчонка. Снова на работу. Снова совещание и отчет о работе департамента. И… снова ехать к маме на выходные.

***

Людмила Степановна была руководителем департамента по связям с общественностью. В её подчинении было 30 человек.

Ей было 36. Она выглядела стройной и угловатой. Короткая стрижка, острыми пиками уложенная челка, черная, со стальным отливом. Всегда черные рубашки с острым стоячим воротником, черные брюки со стрелками. Туфли с острыми носами и острыми шпильками. Всё в ее образе было острым и черным. Иногда её талию перерезал ярко-красный пояс.

Людмила Степановна была прекрасным специалистом. Когда она возглавила департамент, доходы компании возросли и дела пошли в гору. Руководство было очень довольно. А вот подчиненные Людмилу Степановну недолюбливали и побаивались, называя ее пиковой дамой.

Сама же Людмила Степановна считала, что руководит «стадом тупых ленивых олухов, которые ни на что не способны, всё делают не так, мозги у них набекрень, а руки из ж*пы». Ей приходилось всё контролировать и постоянно исправлять их косяки. «Как можно быть таким идиотом? Какой дебил это пропустил?» Она была в постоянном напряжении, что из-за ошибки кого-то из ее «идиотов» работа всего отдела пойдет насмарку, а каждое отчетное совещание вызывало у нее ужас – вдруг обнаружится какая-то ошибка и тогда «тупым идиотом» будет выглядеть она.

***
В поезде Люда переоделась в старые джинсы и розовую футболку. Отчетное совещание прошло хорошо, и можно было выдохнуть, расслабиться.  Но тут она вспомнила, что едет домой, и привычно вжалась в угол.

***
Мама Люды, Степанида Ивановна, встречала дочку на вокзале.

Фигура с широкими плечами и узким тазом, короткая стрижка, резкий металлический голос.

В такси Степанида Ивановна покрикивала на водителя – «как можно быть таким идиотом и поехать не той дорогой?». И тут же рассказывала Люде, что умерла соседка баба Маня, а ее участок купили «городские» – «ну такая безмозглая молодежь!».

Переступив порог дома, Люда сразу почувствовала, что у нее «мозги набекрень и руки из ж*пы, она ни на что не способна и всё делает не так». Степанида Ивановна только и успевала отвешивать «комплименты». И одета Люда не так, и обувь не туда поставила, и руки не так помыла, и хлеб не так нарезала, и «как вообще можно быть такой бестолочью?».

***

На обратной дороге в купе с Людой ехала молодая семья – муж, жена и мальчишка лет шести-семи.

Женщина расстелила белую скатерку и разложила на столике продукты к ужину, мужчина принес два стакана горячего чая.

«Мам, смотри, как я умею!» – мальчишка совершил какое-то «акробатическое» движение в направлении столика, но в этот момент поезд резко дернулся, мальчика качнуло вперед, и он перевернул стаканы с горячим чаем и скинул на пол кусок курицы.

«Ох, бестолочь!», — подумала Люда, — «Ну, и влетит же сейчас мальчонке, допрыгался!». Люда привычно вжалась в угол.

Но к её удивлению ситуация развернулась иначе.

«Ох, котик, ты порезался, обжегся?» – с тревогой, но без крика сказала женщина и посадила мальчика на колени. Она осмотрела его руки – ранений не было. «Хорошо, что без травм! Напугался? Я тоже испугалась за тебя», – она обняла мальчика. «Мы с тобой сейчас здесь приберем зону боевых действий», – чуть смеясь, сказала она сыну, и, обернувшись к мужу, добавила – «Саш, купи, пожалуйста, еще чай и, ну, чипсы с курицей что ли, раз курицу мы потеряли в неравном бою».

Мужчина вернулся с чаем и чипсами и бодро произнес: «Вы уже все убрали? Какие вы молодцы! Держи чипсы, боец!» Мужчина сел рядом с сыном. «Кость, как ты думаешь, почему так произошло, что ты угодил руками в чай, чуть не поранился, и мы потеряли часть провизии?» Мальчик задумался. «Поезд качнулся и я потерял равновесие». Отец кивнул. «Да, сынок. А еще ты был близко к столу, на котором стоял горячий чай. Как думаешь, что нужно делать, чтобы не повторить такую ситуацию?». И они втроем обсудили, что безопасно, а что может быть опасным в поезде, а также – как обходиться с горячим чаем, чтобы избежать травм.

Когда они поели и убрали со стола, на одной из остановок мальчик все-таки показал свои акробатические умения.

***
Люда была впечатлена. Никто не орал, не ругался, не обзывался. Оказывается, можно вести себя иначе в случае чьего-то промаха.

Она задумалась – ведь она относилась к своим подчиненным так же, как к ней относилась ее мама.

Люда вспомнила сон про затравленного волчонка. Таким волчонком она чувствовала себя дома у мамы. Таким волчонком она чувствовала себя и в жизни. Эти тридцать человек с пиками во сне – как тридцать ее сотрудников. В глубине себя она боялась их, боялась их оценки, осуждения, травли, боялась унижения. Но снаружи она защищалась высокомерием и сама унижала их, сама была «пиковой дамой», а сотрудники были волчатами.

Люда увидела, что унижение порождает высокомерие как защиту, а оно, в свою очередь, порождает еще больший страх унижения, запуская бесконечный и усиливающийся со временем цикл унижения-высокомерия. Люда увидела в себе оба этих полюса. Их же она увидела и у своей мамы (неужели у Степаниды Ивановны внутри был свой затравленный волчонок?). И еще она увидела людей, у которых нет таких процессов, у которых вместо этого есть уверенность и спокойствие, чувство собственного достоинства и добрый юмор.

В этих мыслях Люда задремала…

***
По лесу бежал красивый сильный волк. На его боках сквозь черную шерсть виднелись шрамы. Но сам он излучал силу и достоинство. Его поступь была спокойной и уверенной. Он знал, кто он и куда бежит…

***
«Вам помочь?», – спросил Люду новый попутчик. Пока она спала, семья с мальчиком вышла на своей станции, а в купе подсел интересный мужчина лет сорока.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: