Симптом, как метафора сигнальной ошибки.

Уважаемые друзья, недавно я представила вашему вниманию психотерапевтический подход, которого придерживаюсь, в котором работаю. Концептуальная суть методики заключается в следующем: жизнь языком трудностей, болезней или проблем ведёт со своими участниками духовный, метафорический диалог, конструктивно расшифровать который (даже в самых затруднительных случаях) удаётся с помощью специальных стратегий, выводящих больные (проблемные) следствия на «ломаные», запускные причины и открывающий возможные стратегические решения исцеления жизненного сценария.

В данной публикации мне хотелось бы показать читателю, как именно и о чём могут сообщать нам наши симптомы скрытым, метафорическим языком. Приведу вашему вниманию недавний (в целях конфиденциальности обобщённый, условно-заретушированный) случай из практики.

На приём обратилась женщина (46 лет) с длительным, прогрессирующим неврозом – ОКР (обцессивно-компульсивным расстройством) с запросом на исцеление.

Для тех, кто не знаком с данным диагнозом, приведу его короткое описание.

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) или невроз навязчивых состояний, характеризуется появлением неприятных навязчивых мыслей (обсессий), а вслед за ними —навязчивых действий (компульсий), своеобразных ритуалов, помогающих больному временно облегчить тревогу и волнение. Название болезни происходит из латинского языка и означает:

• обсессия – осада, блокада, охватывание, одержимость;

компульсия – принуждение, давление, самопринуждение.

Обсессивно-компульсивный синдром схематически можно изобразить как последовательность ситуаций: обсессии (навязчивые мысли) — психологический дискомфорт (тревога, страхи) — компульсии (навязчивые действия) — временное облегчение, после чего все повторяется снова.

 

Невроз моей клиентки был связан с частым мытьём рук, бесконечным наведением порядка проживаемых помещений и строгим соблюдением всеми домашними режима стерильнейшей чистоты.

Психологический анамнез жизни клиентки.

Исследование материала детско-родительских отношений выявило следующие факты.

  • Мать женщины (с раннего детства и по настоящую пору) жёстко подавляла (и подавляет) её, предписывая ей собственные нормы и правила, по которым дочь вынужденно жила, а порой – попросту выживала в доме родительницы.
  • Своего голоса и личных свобод у клиентки не было. Она находилась в полном подчинении матери, под её строжайшим контролем, нарушение которого жёстко каралось.
  • Дух и воля девочки (понятным образом) были сломлены.
  • Дочь отчаянно старалась заслужить одобрение своей матери: училась исключительно на отлично, была послушна, старательна, по окончанию школы поступила в один из престижнейших ВУЗов города, получила достойное образование, чуть позже – защитила диссертацию, сделала неплохую карьеру, вышла замуж, родила сына. Тем не менее, была и остаётся для своей матери всегда и почему-нибудь недостаточно хороша… Отрицание заслуг дочери и искажение её ценности доходило порой до откровенного отвержения и вражды.
  • …Не будем рассуждать о пограничных патологиях характера подобных родителей. Моя задача, насколько это возможно, исцелить пагубность описанного влияния.

    Понятно, что подобное воспитание формирует у подрастающей личности устойчивый негативный сценарий мироощущения, жизни. Усвоив в детстве страдальческую стратегию выживания в существующем мире, человек, взращённый в нелюбви, на счастливые взаимодействия становится практически не способен…

    …Давайте обозначим, что конкретно вырисовывает означенное родительское влияние в характерах данных личностей?

    Алгоритм мученичества, вечную позицию жертвы.

    …Вернёмся к нашей истории…

    Пока женщина жила с матерью и получала привычную дозу душевно-психологического страдания, она худо-бедно справлялась со своей жизнью, её мир (её глазами, для неё лично) был отчётливым, понятным и ясным: она – нехороша, а потому достойна мучения – всё довольно логично. Этот алгоритм рядом с матерью очень чётко работал. Но по достижению 37 лет, клиентка выходит замуж, переезжает к супругу и вскорости рожает дитя. Жизнь как будто налаживается. Но вот парадокс: её никто не мучает, ей никто не досаждает, не подавляет, не разрушает, не мешает дышать. Это становится непривычно… Чего-то отчётливо не хватает… Чего именно? Душевного прессинга, «оплеух»… Вот тут-то и выстреливает симптом: «На, получи… Всё, что заказывала, просила… В чём имеешь нужду… Мучайся на здоровье…» Так психика компенсирует внутренний запрос, недостачу… Это было – первичной рабочей гипотезой, которая отчётливо подтверждалась психологической работой с данной клиенткой: в её диагнозе чётко прорисовывалась фигура матери, которая (через симптом) как бы возвращала привычное: «Ты нехороша, недостаточно «чиста», недостойна. А раз так – мучайся, отмывайся, искупай страданиями право на свою жизнь!» И женщина искупала… Кроме того (ещё один психологический парадокс) своим диагнозом она как будто бы повторяла ненавистную ею, но принятую от матери линию семейного поведения: обременять своих домашних, насаждать им жёсткие правила больничной стерильности по предписанному неврозу, мучать их навязанными им правилами.

    Понятно, что впереди нас ожидает огромнейшая работа, которая, кстати сказать, уже имеет чёткую тенденцию к выздоровлению от симптома. Маршрут к исцелению тоже нами прочерчен. Коротко озвучу его.

    1. Пересмотр родительских предписаний негативного, разрушительного характера, таких как: «ты – априори нехороша», «ты – во всём недостойна», «ты обязана страдать», «ты не имеешь право на счастье» и так далее…

    2. Формирование и присвоение новых жизненных постулатов, снимающих тяжёлые внутренние обременения, дающие право на свободу, на радость и удовольствие.

    3. Размежевание (разотождествление) старого (неподходящего, разрушительного) жизненного сценария с новым (приносящим отдохновение, позитив).

    4. Планомерное и последовательное обретение принципиально другой картины мира – исцелённой от прежнего разрушительного влияния, текущих болезней, непременных трудностей и проблем.

    5. Постепенное обретение иного качества своей жизни – доброго, радостного, счастливого.

    6. Раскрытие и утверждение позитивного образа «Я», существующего по эффективным, положительным стратегиям жизни.

    7. Освоение и продвижение счастливой модели жизни.

    Возвращаюсь к обозначенной мною теме… Итак, в описанной ситуации, также, как и во всех других (возможных и прочих), трудность – это духовно-психологическая метафора, которая подспудно, заранее, всего-навсего сообщает человеку о некоторой ошибке – внутреннем «сломе», нуждающемся в глубинной диагностике и «починке». В ракурсе означенного подхода принципиально то, что трудность – вовсе не наказание, не «путы» и не «вериги», якобы спущенные нам сверху, а АНАЛОГИЯ И ПОДСКАЗКА по обретению добрых для себя маяков. Проблему или болезнь конструктивно рассматривать, как сигнал о погрешности во внутренней (душевной) системе, которая нуждается в психологическом исправлении. Причём этот же сигнал, как правило, предполагает и ответ на поставленный проблемой вопрос… Стоит лишь им задаться…

     

    В прикреплённом ниже видео я предлагаю заинтересованным в этом лицам базовую практику по работе с семейными предписаниями.

     

     

    Источник

    Понравилась статья? Поделиться с друзьями: