Spiritum (Бог в человеке, царь в голове).

Я долго искал название для этой психосферы — седьмого макроуровня в иерархии психики человека Системно-иерархическая модель психики человека. В голову приходили (на глаза попадались) разные варианты названий. Это и Психологос (PsychoLogos), и юнговская Самость, и Самодух, и Духов(ная сущ)ность, и Творческий Дух (Creative Spiritus), и Государственный Дух (Statu Spiritus). Сейчас решил: пусть будет Spiritum. Это созвучно соматопсихике (Animum), уму (Animus) — образному интеллекту, социальной психологии (Socium), разуму (Logos) — словесно-понятийному интеллекту. К тому же, одним из значений латинского слова Spiritus является вдохновение. А вдохновение неотъемлемо от творчества, поскольку творчество и есть вдохновенная деятельность, вдохновенный труд, в котором необходимо напряжение воли, разума, ума и других способностей.

Будем считать, что Spiritum есть синтез словесно-понятийного интеллекта (Logos) и волевого интеллекта (Psyche), вышедших из лона общественной психики (Socium).

Почему Творческий Дух (Spiritum) — бог в человеке? Надеюсь, это само собой понятно. Человек, особенно ответственный человек, — творец своей судьбы. К тому же, по уверениям религиозных людей, человек создан богом по его образу и подобию.

Царь в голове — тоже понятно. Надо же кому-то управлять всеми психическими функциями, которые так и норовят посвоевольничать и набедокурить. Хороший государь в голове — это прямо дар с небес! Ну, и, конечно, его собственный творческий труд по управлению внутренним миром, внутренней Вселенной.

То, что я понимаю под Творческим (Государственным) Духом, вы видите ниже на картинке.

Для тех, кто не читал мою статью про волевой интеллект (Psyche), предлагаю его схему ниже, с тем, чтобы вы сравнили его с государственным интеллектом, и увидели некоторое сходство (тождество и различие) и преемственность.

"Государство есть действительность нравственной идеи — нравственный дух как очевидная, самой себе ясная, субстанциональная воля, которая мыслит и знает себя и выполняет то, что она знает и поскольку она это знает. В нравах она имеет свое непосредственное существование, а в самосознании единичного человека, его знании и деятельности — своё опосредованное существование, равно как самосознание единичного человека имеет в нём как в своей сущности, цели и продукте своей деятельности свою субстанциальную свободу". (Г.В.Ф.Гегель. Философия права. Изд. "Мысль". Москва. 1990. стр.279)

У Гегеля в его "Философии права" много любопытнейших мест о государстве как о центральной нервной системе (головном мозге) общественного организма. Рекомендую всем психологам почитать этот труд, дабы не отрывать политическую психологию от психологии межличностных и внутриличностных отношений, от массовидной психики, проявляющейся в практике, обычаях, моде, ценностях и в различных формах мировоззрения (Socium). Ведь все мы так или иначе участвуем в общественно-политической жизни нашего общества, у всех образуются разные политико-правовые предпочтения и убеждения, которые потом руководят нами в разной остроты политических дискуссиях, дебатах, баталиях, в полемике.

И многое в психическом здоровье и нездоровье личности, с которой мы имеем дело на консультации, зависит от её политического умонастроения, от отношения к своей стране, к своему правительству, к разным странам и их правительствам. Иногда накал страстей по этому поводу такой, что хоть выноси всех святых. Примерно такой же, как на футбольных матчах у фанатов разных клубов. С непременным побитием болельщиков соревнующихся команд. И не мне вам говорить про военные конфликты, гражданские и межгосударственные войны. То же самое может происходить и внутри отдельной личности, которая делится внутри себя на субличности (отдельные стороны личности) и воюет сама с собой.

Гегель, как вы можете увидеть в "Философии права", отделял нравственность от морали, а саму нравственность делил на семью, гражданское общество и государство. У меня своя, не побоюсь этого слова, система, хоть я и не Гегель, а всего лишь простой философствующий психолог. Поэтому я согласен с тем, что он отделил нравственность от морали, но не согласен с его делением нравственности. Не согласен не полностью, так как в этом делении всё же есть смысл. А смысл такой, что нравственно-волевой интеллект каждого единичного человека, входя в совокупность таких же интеллектов, образует некую целостность, под названием царство-государство. В основании этой целостности находится как личное, так и массовое морально-нравственное творчество. ("Прости им, господи, ибо не ведают, что творят!")

Сравнивая нервную систему общественного организма, вернее, её периферическую часть, с природной периферической нервной системой, Гегель утверждал, что её ощущающая сторона есть семья, а движущая сторона ("раздражимость, выход во-вне ощущения") — гражданское общество:

"Если сравнить эти природные отношения с отношениями духовными, то семью следует сопоставить с чувствительностью, а гражданское общество — с раздражимостью. Третий момент — это государство, нервная система для себя, организованная внутри себя, но она жива лишь постольку, поскольку в ней развиты оба момента, здесь — семья и гражданское общество. Законы, которые ими управляют, суть институты излучающегося в них разумного. Основание же, последняя истина этих институтов есть дух, их всеобщая цель и знаемый предмет." (Там же, стр.290)

Вот так у Гегеля государство получило статус центральной нервной системы (головного мозга) общественного организма, семья — статус афферентной периферической нервной системы, а гражданское общество — статус эфферентной периферической системы. Семью он связывал с деревней, а гражданской общество — с городом. И впрямь, горожане — это граждане, жители города.

Естественно, семьи наблюдаются и в городе. Только семьи раньше жили в отдельных домах в лесу, на хуторах, в скоплении домов, т.е. в деревне. А потом уже из деревень, которые имели выгодное месторасположение на торговых путях, стали вырастать города. Соответственно, то, что творили и натворили люди в деревне и в городе стало называться деревенской и городской культурой, каждая со своим бытом и техникой. Постепенно, из культуры, как возделывания и взращивания (культивирования), выделилась цивилизация — городская культура. В отдельных особенно крупных городах зародилась государственность — практика управления городами и деревнями по всей территории, занимаемой определённым народом.

Civis (лат.) — гражданин, гражданка, согражданин, подданный.
Civitas — право гражданства, гражданство; государство.
Civilis — гражданский, государственный, политический.

Управление — форма общественной дисциплины, государственная дисциплина, которая состоит в постоянных попытках упорядочить социальное творчество народа.

Право — сохранение опыта упорядочения в различных правовых документах. Другими словами, право — это государственная память, где в виде основного закона хранится конституция. Право — статика управления.

Политика — воспроизведение права с его применением в конкретных, изменяющихся со временем, социально-экономических условиях. Политика — динамика управления. Кроме политики главенствующей партии есть ещё политика неглавенствующих партий, разные политические течения. И эти течения борются между собой и с главенствующей партией за признание народа.

Признание — выборный политический процесс различной остроты, вплоть до государственных переворотов, революций и гражданских войн. Тот, кто побеждает в этой предвыборной и выборной борьбе, удостаивается командных позиций в управлении государством. Конечно, каждый выбирает кто чем может: умом, сердцем, руками и локтями, ногами, головой или задницей. Бывает, что и силой оружия. Кто сильней, тот и победил. В мирном процессе борьбы за признание в ходу репутация, честь, слава, достоинство. Или репутация — достоинство — честь — слава. Какой порядок между ними, я ещё не решил. Пока что во мне продолжается выборный процесс.

Правосознание — определённое отношение отдельного человека и того, сообщества, которое разделяет с ним его взгляды, к государственному режиму, к праву и законам, к политическим партиями и политике правительства, к предвыборному и выборному процессу. Правосознание — это гражданско-правовая совесть, которая основывается на личной чести гражданина. Поэтому и говорят: честь и совесть.

Призвание — побуждения, мотивы гражданско-политической деятельности. Во-первых, это внутренний зов, основанный на личном выборе, на личном предпочтении того или иного политического течения. Здесь большую роль играет свобода выбора, свобода воли гражданина. Во-вторых, это внешний призыв со стороны правящей элиты, или какой-либо из оппозиционной партии. Поэтому здесь разворачивается своя динамика борьбы между внешними призывами и зовом сердца (или чего-нибудь ещё, доминирующем в конкретном гражданине). По существу, призвание — это процесс идеологического мышления, внешнего идеологического процесса и внутреннего. Иногда, особенно в сталинские времена, призыв партии моментально перевешивал внутренние идеологические соображения. Иначе — всё, капец ссылка или расстрел.

Ну, и из всех этих борений годуновений-ельцинений складывается то, чему служит конкретное юридическое лицо. Служебные отношения насквозь иерархичны, не то, что дружеские, равноправные. Мы служим чему-то или кому-то высшему, чем мы являемся. ("Не в службу, а в дружбу, сгоняй за куревом!")

Власть — возможность и способность повлиять на ход событий, на решение какой-либо социально-экономической и политически-правовой ситуации, с таким расчётом, чтобы удовлетворить справедливые (и несправедливые) требования большинства и презреть несправедливые (и справедливые) требования меньшинства. Власть, как все прекрасно знают, делится на три ветви: законодательную, судебную и исполнительную. Я бы ещё добавил ресурсную власть: информационную ("Знание — сила"), материально-финансовую (богатство), личных связей (телефонное право), и прочее.

Справедливость — потребность в пропорциональной делёжке общего пирога. Толстому — большой кусок, тонкому — поменьше. Более ответственному — побольше, менее ответственному товарищу — поменьше. Естественно, у каждого своё чувство справедливости. И в этом постоянный источник разногласий, столкновений, борьбы за свои права, и т.п. Власти трактуют справедливость в свою пользу, народ — в свою. И каждый по-своему прав, и не прав в общечеловеческом смысле.

А в общечеловеческом смысле, чтобы понимать справедливость хотя бы приблизительно одинаково, надо между собой договариваться, а не ограждаться от народа толстыми стенами и ещё чёрт знает чем. Ведь от этого зависит МИР. Мир в стране, мир во всём мире, мир в семье, и наш внутренний мир.

А сейчас глубоко вздохните, расслабьтесь и успокойтесь…   

А в роли сантехников зажигают психологи и психотерапевты!

 

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: