Травма отверженности

Это заливающее тебя изнутри жгучее чувство, горькое, всеохватное, как будто накрывающее и сердце, и голову и живот, и распирающее, и не имеющее выхода, и заставляющее задыхаться. Это — когда тебя отвергли, когда ты с ужасом понимаешь — что в тебе не нуждаются, что без тебя — даже лучше, легче, интереснее, веселее, и всё такое. Но "понимаешь" ты это, а точнее — мысли про это — приходят только в твою взрослую голову. Пока же твоя голова — детская, ты ничего этого не понимаешь, ты просто чувствуешь. То самое — жгучее, горькое, всеохватное… И тебе еще не доступна сложность.

Ребенку еще не доступны причинно-следственные связи сложного типа. Его мир — прост, строен и гармоничен, когда в нем есть те, кого он встретил, впервые открыв глаза. В норме — мама, папа, и он сам. Ребенок не подозревает — насколько этот мир хрупок и ненадежен, напротив, он представляется ему вечным и неизменным, именно поэтому он не может в принципе написать в уголке: "Пусть всегда будет мама!", потому что для такого желания ему должно быть понятно альтернативное состояние — когда мамы нет. Но случается, что большие люди действительно уходят из этой вселенной.

Когда большие люди — родители — разводятся, или кто-то из них уходит туда, откуда не возвращаются, стройный и гармоничный мир начинает сыпаться у ребенка на глазах. Исчезают отношения, выражения лиц, тембр голоса, особые слова, запахи и ощущения рук и шеи, материнских волос и отцовской щетины, повседневные ритуалы, и, самое главное — исчезает чувство безопасности. Ребенок не понимает, но четко начинает ощущать — в этом мире может произойти всё, что угодно. Со всеми. Включая его. Он может быть брошен… А потом он вырастает.

Потом мы вырастаем, и начинаем возводить защиты вокруг себя, стараясь убедить себя же в том, что простота, стройность и гармония всё-таки возможны! Пусть и вот в таком маленьком, ограниченном нашим сознанием мирке. Зато мы будем его активно охранять. Для этого выработаем несколько оборонительных систем. Например, никому больше не дадим возможности нас бросить, ни-ко-му! Мы их сами всех будем бросать, чуть только почувствуем, что нас собираются отвергнуть — тут же отвергнем сами, и не важно кого — друга/ подругу, любовника/ любовницу, мужа/ жену. Главное — не упустить этот момент, не пропустить знак, который мы все время тревожно ждем. И, разумеется, обязательно дожидаемся. Потому что никто не заслуживает доверия.

Никто не заслуживает нашего доверия, но мы все время будем пытаться это жуткое чувство свести на нет, будем ему противостоять, и давать шансы, снова и снова, часто без разбора, кому попало, включая откровенных негодяев. Лишь бы не остаться в одиночестве — таком ужасающе напоминающем что-то состоянии…, что-то жгучее, горькое, всеохватное… А еще мы будем заполнять столь же неизбежную пустоту разными вещами, часто — неумеренностью в пище, экстримом, алкоголем, импульсивными покупками кучи ненужного, несдержанностью и нетерпением во всем. Потому что пустота — невыносима…

Пустота — невыносима будет до того момента, пока мы вдруг не поймем, что одиночество — это также и мощное ресурсное состояние. Пока не осознаем, что мы не можем выйти на новые орбиты, используя старые варианты и сценарии. Когда мы начнем понимать, что одиночество — это не точка болотной топи, а вершина для обзора и выбора новых потенциальностей, тогда же нам откроется и то, что отверженности, на самом деле, нет. Есть я и мир. Не больше, но и не меньше.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: